Translate

воскресенье, 14 февраля 2016 г.

                                                
                                                               Зимний Дуб



         Проснулась вчера в 5 часов утра. Вот интересно , как раскручивается  наша цепочка мыслей..
  И раскручивается моя цепочка мыслей))
..Моя бабушка,  ее  огород,стрекочущие кузнечики по картошке и
 созревшему крыжовнику.. Жарко.. Солнце..Пластинка с песнями Ободзинского..Нежность  у меня маленькой  к травинкам  и цветочкам, ко всему
цветущему и растущему зеленому.. Школа..Уроки литературы..Рассказ Юрия Нагибина  " Зимний Дуб", который мы проходили  в 6 классе на уроках литературы. И я , пожалуй, единственная ученица в классе, которая любила читать описания природы в школьных учебниках.
            .
  И вот вопрос, который у меня родился в 5 часов утра:" Как, откуда, почему рождается  эта любовь к природе? Кто ее воспитал у меня такой маленькой?
Мы рождаемся с этим чувством  или не рождаемся с ним в душе? У нас его воспитывают или как?"
         "Зимний Дуб" Юрия Нагибина , который прочитала в 6 классе, люблю до сих пор.
 И  , конечно, же не могу не показать иллюстрацию к этому рассказу.( просто обожаю иллюстрации к детским  книгам  художников советского периода)
      Отрывок из  " Зимнего Дуба":


Выпавший за ночь снег замел узкую дорожку, ведущую от Уваровки к школе, и только по слабой, прерывистой тени на ослепительном снежном покрове угадывалось ее направление. Учительница осторожно ставила ногу в маленьком, отороченном мехом ботике, готовая отдернуть ее назад, если снег обманет.
До школы было всего с полкилометра, и учительница лишь накинула на плечи короткую шубку, а голову наскоро повязала легким шерстяным платком. А мороз был крепкий, к тому же еще налетал ветер и, срывая с наста молодой снежок, осыпал ее с ног до головы. Но двадцатичетырехлетней учительнице все это нравилось. Нравилось, что мороз покусывает нос и щеки, что ветер, задувая под шубку, студено охлестывает тело. Отворачиваясь от ветра, она видела позади себя частый след своих остроносых ботиков, похожий на след какого-то зверька, и это ей тоже нравилось.
Свежий, напоенный светом январский денек будил радостные мысли о жизни, о себе. Всего лишь два года, как пришла она сюда со студенческой скамьи, и уже приобрела славу умелого, опытного преподавателя русского языка. И в Уваровке, и в Кузьминках, и в Черном Яру, и в торфогородке, и на конезаводе — всюду ее знают, ценят и называют уважительно: Анна Васильевна.
Над зубчатой стенкой дальнего бора поднялось солнце, густо засинив длинные тени на снегу. Тени сближали самые далекие предметы: верхушка старой церковной колокольни протянулась до крыльца Уваровского сельсовета, сосны правобережного леса легли рядком по скосу левого берега, ветроуказатель школьной метеорологической станции крутился посреди поля, у самых ног Анны Васильевны.
………………………..
……………………………………………….
А лес все вел и вел их своими сложными, путаными ходами. Казалось, конца-краю не будет этим деревьям, сугробам, этой тишине и просквоженному солнцем сумраку.
Нежданно вдалеке забрезжила дымчато-голубая щель. Редняк сменил чащу, стало просторно и свежо. И вот уже не щель, а широкий, залитый солнцем просвет возник впереди. Там что-то сверкало, искрилось, роилось ледяными звездами.
Тропинка обогнула куст боярышника, и лес сразу раздался в стороны: посреди поляны в белых сверкающих одеждах, огромный и величественный, как собор, стоял дуб. Казалось, деревья почтительно расступились, чтобы дать старшему собрату развернуться во всей силе. Его нижние ветви шатром раскинулись над поляной. Снег набился в глубокие морщины коры, и толстый, в три обхвата, ствол казался прошитым серебряными нитями. Листва, усохнув по осени, почти не облетела, дуб до самой вершины был покрыт листьями в снежных чехольчиках.
— Так вот он, зимний дуб!
Он весь блестел мириадами крошечных зеркал, и на какой-то миг Анне Васильевне показалось, что ее тысячекратно повторенное изображение глядит на нее с каждой ветки. И дышалось возле дуба как-то особенно легко, словно и в глубоком своем зимнем сне источал он вешний аромат цветения.
Анна Васильевна робко шагнула к дубу, и могучий, великодушный страж леса тихо качнул ей навстречу ветвью. Нисколько не ведая, что творится в душе учительницы, Савушкин возился у подножия дуба, запросто обращаясь со своим старым знакомцем.
— Анна Васильевна, поглядите!..
Он с усилием отвалил глыбу снега, облепленную понизу землей с остатками гниющих трав. Там, в ямке, лежал шарик, обернутый сопревшими паутинно-тонкими листьями. Сквозь листья торчали острые наконечники игл, и Анна Васильевна догадалась, что это еж.
— Вон как укутался! — Савушкин заботливо прикрыл ежа неприхотливым его одеялом.
Затем он раскопал снег у другого корня. Открылся крошечный гротик с бахромой сосулек на своде. В нем сидела коричневая лягушка, будто сделанная из картона; ее жестко растянутая по костяку кожа казалась отлакированной. Савушкин потрогал лягушку, та не шевельнулась.
— Притворяется, — засмеялся Савушкин, — будто мертвая! А дай солнышку поиграть, заскачет ой-ой как!
Он продолжал водить ее по своему мирку. Подножие дуба приютило еще многих постояльцев: жуков, ящериц, козявок. Одни хоронились под корнями, другие забились в трещины коры; отощавшие, словно пустые внутри, они в непробудном сне перемогали зиму. Сильное, переполненное жизнью дерево скопило вокруг себя столько живого тепла, что бедное зверье не могло бы сыскать себе лучшей квартиры. Анна Васильевна с радостным интересом всматривалась в эту неведомую ей, потайную жизнь леса, когда услышала встревоженный возглас Савушкина:
— Ой, мы уже не застанем маму!
Анна Васильевна вздрогнула и поспешно поднесла к глазам часы-браслет — четверть четвертого. У нее было такое чувство, словно она попала в западню. И, мысленно попросив у дуба прощения за свою маленькую человеческую хитрость, она сказала:
— Что ж, Савушкин, это только значит, что короткий путь еще не самый верный. Придется тебе ходить по шоссе.
Савушкин ничего не ответил, только потупил голову.
«Боже мой! — вслед за тем с болью подумала Анна Васильевна. — Можно ли яснее признать свое бессилие?» Ей вспомнился сегодняшний урок и все другие ее уроки: как бедно, сухо и холодно говорила она о слове, о языке, о том, без чего человек нем перед миром, бессилен в чувстве, о языке, который должен быть так же свеж, красив и богат, как щедра и красива жизнь.
И она-то считала себя умелой учительницей! Быть может, и одного шага не сделано ею на том пути, для которого мало целой человеческой жизни. Да и где он лежит, этот путь? Отыскать его не легко и не просто, как ключик от Кощеева ларца. Но в той не понятой ею радости, с какой выкликали ребята «трактор», «колодец», «скворечник», смутно проглянула для нее первая вешка.
— Ну, Савушкин, спасибо тебе за прогулку! Конечно, ты можешь ходить и этой дорожкой.
— Вам спасибо, Анна Васильевна!
Савушкин покраснел. Ему очень хотелось сказать учительнице, что он никогда больше не будет опаздывать, но побоялся соврать. Он поднял воротник курточки, нахлобучил поглубже ушанку:
— Я провожу вас…
— Не нужно, Савушкин, я одна дойду.
Он с сомнением поглядел на учительницу, затем поднял с земли палку и, обломив кривой ее конец, протянул Анне Васильевне:
— Если сохатый наскочит, огрейте его по спине, он и даст деру. А лучше просто замахнитесь — с него хватит! Не то еще обидится и вовсе из лесу уйдет.
— Хорошо, Савушкин, я не буду его бить.
Отойдя недалеко, Анна Васильевна в последний раз оглянулась на дуб, бело-розовый в закатных лучах, и увидела у его подножия небольшую темную фигурку: Савушкин не ушел, он издали охранял свою учительницу. И всей теплотой сердца Анна Васильевна вдруг поняла, что самым удивительным в этом лесу был не зимний дуб, а маленький человек в разношенных валенках, чиненой, небогатой одежке, сын погибшего за Родину солдата и «душевой нянечки», чудесный и загадочный гражданин будущего.
Она помахала ему рукой и тихо двинулась по извилистой тропинке.






4 комментария:

  1. Женя...любовь к природе , мы рождаемся с ней, я в этом уверена!
    Если в человеке этого нет изначально, вот родился таким, никакое воспитание, прививание не спасет)))
    Прочитала отрывки...и у меня в голове родился вопрос...как прожил свою жизнь этот мальчик? я уверена, что он реально существовал, придумать такое на пустом месте, невозможно.

    А ты как Снегурка в заснеженных елях...красиво!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ага, Снегурка! Дед Мороз вот только никак не найдет!)))
      Ань, я вот тоже к этому выводу пришла. Нет, конечно, родители и воспитание здесь тоже важны, но вот моя сестра . отработав всю жизнь воспитателем, методистом и психологом в детсаду постоянно приводит примеры о тм, какие разные дети приходят в садик уже в свои 1,5 года.
      И самое грустное, сейчас в садиках более нежные мальчики и более жесткие и агрессивные девочки в свои 1,5 годика приходят в садик. А мамочки умиляются.. Знаешь, Ань, стала часто ловить себя на мысли, что не знаю как сейчас правильно воспитывать детей

      Удалить
    2. а по поводу мальчика прямо задумалась.. Как-то этот вопрос мне даже в голову не приходил.. Но знаешь, ты , наверное, права.. Есть этот мальчик..Он уже взрослй дядька и мне очень бы хотелось, что бы в его жизни все было хорошо! Потому что такие мальчики сами несут свет и добро другим! А прикольно было бы с ним познакомиться в жизни!!!

      Удалить
    3. Это на мой взгляд кошмарная тенденция...нежные мальчики и агрессивные девочки...все с ног на голову, грустно.
      Воспитывать...ты знаешь, я прихожу к выводу, что по большому счету мы можем только научить каким-то навыкам, а душа уж какая пришла...
      И примером своим конечно, ничего не ожидая и не требуя взамен вложенному в детей.
      Любить наверное просто и все, сейчас любви мало, есть задабривание, осыпание благами, пристраивание в кружки и секции...и любовь ты мне - я тебе! А где безусловная любовь к ребенку? независимо от его поведения и успехов?
      Сама этим грешу, потому и озабочена.

      А на этого выросшего мальчика хотелось бы посмотреть и поговорить...закрадывается мысль, что сломали его и он просто напросто спился...тонкие души не выдерживают реалий мира, если только радом с ними не окажется человек, окутывающий любовью... Опять любовь!

      Удалить